Welcome!!!



    
Предыдущая Следующая

Особенно ярко вкусы зрителей сказались на оценке обязательной программы, исполненной автором вместе с Т. Москвиной на музыку лезгинки в 1969 году. Программа была опробована у нас в стране на чемпионате СССР в Ленинграде, и ее исполнение было горячо встречено ленинградской публикой.

Каково же было наше удивление, когда через месяц в Гармиш-Партенкирхене уже на предварительной тренировке нам стало ясно, что эта программа не будет принята публикой. Дело дошло до того, что отдельные зрители даже подходили к нам и спрашивали, зачем мы во время танца так часто держим руки сжатыми в кулаки. На наш ответ, что таков характер грузинских танцев, следовало недоуменное пожимание плечами.

А вот через две недели в американском курортном городе Колорадо-Спрингс эта же программа была воспринята зрителями хорошо. Такие примеры, видимо, может привести из своей практики каждый фигурист, которому приходилось выступать перед различной по составу аудиторией.

Но вернемся к созданию программы. Первый, кардинальный вопрос — это выбор характера, стиля катания. Опыт сильнейших фигуристов говорит, что решение этого вопроса является наиболее сложной, но в то же время и наиболее важной задачей. Дело в том, что стиль, манера катания не выбираются так, как, допустим, выбирается костюм для катания или модель коньков. Стиль, манера катания каждого фигуриста в большой мере определяются всей его прошлой деятельностью. Среда, в которой рос юный фигурист, контакт с мастерами высокого класса, его темперамент, характер, уровень интеллектуального развития, возраст, достигнутое техническое и исполнительское мастерство, особенности физического развития, внешность — все это в сумме предопределяет некоторое определенное творческое направление фигуриста. Именно эти немаловажные обстоятельства должны учитываться при первом, приблизительном определении «образа» будущей программы, ее идеи. Одновременно возникает вопрос о музыкальном сопровождении.


Предыдущая Следующая


2003-2006 © Alenka
Yulia-Sergei.narod.ru - Yulia Obertas & Sergei Slavnov